Кыргызстан: АРТИКЛЬ 19 поддерживает отклонение пересмотренного проекта Закона о ложной информации

Кыргызстан: АРТИКЛЬ 19 поддерживает отклонение пересмотренного проекта Закона о ложной информации - Digital

30 июня 2021 года Парламент Кыргызстана отклонил пересмотренный законопроект «О защите от ложной и недостоверной информации». АРТИКЛЬ 19 поддерживает этот шаг, поскольку проект представляет собой серьезную угрозу свободе выражения мнения в Интернете в Кыргызстане. Однако мы по-прежнему обеспокоены тем, что большинство проголосовавших депутатов поддержали закон. Мы настоятельно призываем правительство обеспечить соответствие всего законодательства международным стандартам в области свободы выражения мнений.

История вопроса

Законопроект «О защите от ложной и недостоверной информации» представляет собой пересмотренную версию более раннего проекта закона «О манипулировании информацией», зарегистрированного в июне 2020 года. Заявленная цель закона заключалась в «обеспечении прав и свобод граждан, юридических лиц и государства, и защите их от ложной или недостоверной информации, распространяемой в Интернет-пространстве». АРТИКЛЬ 19 высказался в отношении первоначального законопроекта в июле 2020 года. Мы выразили озабоченность в связи с тем, что он содержит ряд расплывчатых и чрезмерно широких формулировок и дает властям право блокировать доступ к Интернет-сайтам и блокировать учетные записи в социальных сетях без какой-либо надлежащей правовой процедуры. В нем также требовалось, чтобы поставщики Интернет-услуг хранили данные пользователей, включая фотографии, аудио и видео, в течение шести месяцев и передавали их по запросу государственным органам.

АРТИКЛЬ 19 также с обеспокоенностью отмечал, что власти Кыргызстана ссылались на ряд законов и законодательных предложений других стран в обоснование первоначального проекта закона «О манипулировании информацией». К ним относятся, в частности, «Белая книга» Великобритании «О вреде в Интернете», закон Франции «О манипулировании информацией» и закон Германии «О защите прав пользователей в социальных сетях» (также известный как NetzDG), ранее уже подвергавшиеся критике со стороны АРТИКЛЬ 19. Поскольку ни один из данных законов полностью не соответствует международным стандартам в области свободы выражения мнений, они не должны использоваться в качестве основы для нового законодательства в стране.

В июле 2020 года, несмотря на протесты гражданского общества, законопроект «О манипулировании информацией» был принят в трех чтениях и направлен президенту для подписания. Однако в августе 2020 года он был возвращен президентом в парламент неподписанным для внесения изменений и в конечном итоге не приобрел силу закона.

31 мая 2021 года была сформирована согласительная группа для разработки новой редакции, которая была принята Парламентским комитетом 28 июня 2021 года под новым названием «О защите от ложной и недостоверной информации». Заявленная цель заключалась в защите права человека на получение информации. Новая редакция закона, размещенная исключительно в Telegram-канале депутата парламента Дастана Бекешева по его собственной инициативе и не опубликованная на веб-сайте парламента для общественных консультаций, была внесена в парламент только 21 июня 2021 года.

30 июня 2021 года согласованная новая редакция Законопроекта была рассмотрена Жогорку Кенешем (парламентом Кыргызстана) и поддержана 59 депутатами против 38, однако не была принята, поскольку для обеспечения принятия Законопроекта требовался 61 голос. Позже в тот же день Жогорку Кенеш был распущен на летние каникулы.

Обеспокоенность АРТИКЛЬ 19 Законопроектом

Законопроект, полученный АРТИКЛЬ 19 через Telegram-канал г-на Бекешева, содержит ряд весьма проблемных положений, не соответствующих международным стандартам в области свободы выражения мнений. В частности, мы хотим выделить следующие:

Законопроект де-факто является законом о клевете в Интернете

Название Законопроекта предполагает, что он обеспечит защиту от ложной информации. Однако на самом деле он охватывает клевету в Интернете – распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство или репутацию физического или юридического лица. Таким образом, истинная цель Законопроекта не была ясна с самого начала и вызвала серьезную озабоченность у местных организаций гражданского общества. Они предположили, что Законопроект будет ограждать политиков от законной критики. Проект кажется особенно чрезмерным, учитывая, что соответствующие положения о клевете уже существуют в гражданском законодательстве Кыргызстана и являются объектом гражданских исков в судах. Законопроект же де-факто создаст административную процедуру для рассмотрения заявлений о клевете в обход системы правосудия.

Ложность не является законным основанием для ограничения свободы выражения мнения

АРТИКЛЬ 19 повторяет, что «ложная информация», «дезинформация» или «фейковые новости» – это термины, не имеющие определений в международном праве в области прав человека. Защита людей от «ложной информации» как таковая не является законной целью для оправдания ограничений права на свободу выражения мнения в соответствии со статьей 19(3) Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП).

Четверо Специальных докладчиков по вопросам свободы выражения мнений предостерегали в своей Совместной декларации 2017 года, что клеймом «фейковых новостей» все чаще пользуются наделенные властью лица для опорочения и запугивания средств массовой информации и людей, высказывающих независимое мнение, что порождает для них повышенный риск угроз и насилия и подрывает в среде общественности доверие к СМИ. Важным принципиальным моментом остается то, что «право человека распространять информацию и идеи не ограничено лишь «правильными» высказываниями [и] что это право предполагает также защиту информации и идей, способных шокировать, оскорблять и внушать беспокойство». Четверо Специальных докладчиков разъяснили, что «общий запрет на распространение информации, основанный на туманных и двусмысленных идеях, включая запрет «фальшивых новостей» или «необъективной информации», противоречит касающимся ограничения свободы выражения мнения международным правилам».

Чрезмерно широкая сфера охвата и обязательства по проявлению должной осмотрительности

Законопроект определяет «сайт в Интернет-пространстве Кыргызской Республики» как любой доступный в Кыргызстане информационный ресурс, таким образом, делая его положения применимыми к сайтам зарубежных СМИ или международным социальным сетям. Кроме того, он требует от владельца сайта и владельца страницы сайта соблюдения чрезвычайно широкого и практически неопределенного обязательства по проявлению должной осмотрительности – не допускать распространения недостоверной или ложной информации в Интернет-пространстве Кыргызской Республики. АРТИКЛЬ 19 продолжает настаивать на том, что любая система регулирования, регламентирующая деятельность Интернет-посредников и/или онлайн-контент, не должна включать в себя широкую и неопределенную «обязанность проявлять осмотрительность». На наш взгляд, такое понятие вряд ли выдержит проверку на законность в соответствии с международным правом в области прав человека. На практике оно создаст юридическую неопределенность и предоставит в значительной степени неограниченные полномочия регулирующим органам, что было бы крайне проблемно для свободы выражения мнения. Кроме того, в проекте отсутствует положение, явно запрещающее полную блокировку веб-ресурса вместо ограничения доступа исключительно к спорной информации, что может привести к несоразмерным ограничениям доступа к информации.

Не обладающий независимостью государственный орган с полномочиями принимать решения по вопросам онлайн-контента

Законопроектом будет учрежден конкретно не названный государственный орган, наделенный полномочиями рассматривать заявления о «ложной» информации и принимать решения об ограничении доступа к такой информации в Интернете. Законопроект не содержит подробностей о том, как должен быть учрежден такой орган и как он будет выполнять свои функции. Это вызывает справедливые подозрения, что такой государственный орган будет контролироваться действующим правительством и служить правящей политической партии (партиям).

АРТИКЛЬ 19 отмечает, что в соответствии с Рекомендацией Совета Европы об Интернет-посредниках решения об ограничении онлайн-контента могут приниматься независимым государственным органом, если в случае необходимости они подлежат судебному пересмотру. Однако ключевым критерием здесь является подлинная независимость такого государственного органа, гарантированная как законом, так и на практике. Без данных гарантий наделение государственного органа полномочиями по принятию решений создаст широкие возможности для злоупотребления властью, цензуры и/или коррупции.

Неоправданно сжатые сроки исполнения

В Законопроекте говорится, что жалобы, поданные в вышеупомянутый государственный орган по поводу нарушения «чести и достоинства» физических или юридических лиц путем распространения ложной или недостоверной информации, рассматриваются в течение 48 часов. Провайдер, владелец сайта или владелец интернет-страницы должен исполнить решение «уполномоченного органа» в течение 24 часов. В противном случае данный государственный орган обратится в суд об ограничении доступа к спорной информации.

АРТИКЛЬ 19 неоднократно предупреждал о рисках введения необоснованно коротких сроков для удаления онлайн-контента, что, за исключением явно незаконных случаев, приведет лишь к избыточному удалению законной информации, включая информацию, представляющую общественный интерес.

Угроза онлайн-анонимности

Законопроект требовал, чтобы владельцы интернет-ресурсов, веб-страниц или пунктов публичного доступа в Интернет (например, интернет-кафе) идентифицировали анонимных пользователей через так называемую «единую систему идентификации» и предоставляли эти данные по запросу суда или неопределенного описанного выше «уполномоченного государственного органа», тем самым серьезно нарушая право на анонимность.

Как АРТИКЛЬ 19 подчеркнул в Глобальных принципах защиты свободы выражения мнений и неприкосновенности частной жизни, каждый должен иметь право осуществлять свое право на свободу выражения мнения анонимно, в том числе посредством анонимных высказываний, анонимного чтения или анонимного доступа к информации в онлайн-среде. Должна существовать презумпция в пользу осуществления этого права, и государства должны отменить любые законы, постановления и политики, требующие регистрации настоящих имен или другой идентифицируемой информации или устанавливающие регистрацию устройств и подключений в качестве необходимого условия для получения доступа к Интернету или Интернет-сервисам, поскольку они представляют собой нарушение права на свободу выражения мнения и неприкосновенность частной жизни.

Гарантия права на неприкосновенность частной жизни и конфиденциальность при взаимодействии в сети Интернет имеет важное значение для обеспечения уверенности людей в том, что они могут свободно осуществлять свое право на свободу выражения мнения. Неспособность общаться конфиденциально существенно влияет на права людей на свободу выражения мнения. Это было признано в нескольких докладах Специального докладчика по вопросам свободы выражения мнений, в которых он выразил озабоченность по поводу мониторинга и сбора информации о сообщениях и деятельности отдельных лиц в Интернете государствами и частными субъектами. Эти действия могут представлять собой нарушение права пользователей Интернета на неприкосновенность частной жизни и в конечном итоге препятствовать свободному обмену информацией и идеями в сети. Специальный докладчик по вопросам свободы выражения мнений также рекомендовал государствам обеспечить, чтобы отдельные лица могли анонимно выражать свое мнение в Интернете, и воздерживаться от внедрения систем регистрации подлинных имен. Кроме того, он рекомендовал государствам воздерживаться от превращения идентификации пользователей в условие, необходимое для получения доступа к цифровым коммуникациям и онлайн-сервисам.

Рекомендации

Исходя из вышеизложенного, АРТИКЛЬ 19 поддерживает отклонение Законопроекта. Мы настоятельно рекомендуем Правительству и Парламенту Кыргызской Республики воздерживаться от предложения подобных чрезмерно широких и расплывчатых законодательных инициатив, которые противоречат международным обязательствам страны в отношении свободы выражения мнений, доступа к информации и права на неприкосновенность частной жизни.

Данная публикация подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза в рамках проекта Медиа Диалог. Ее содержание является исключительной ответственностью АРТИКЛЬ 19 и не обязательно отражает точку зрения Европейского Союза.

Размер шрифта
Контраст