An Unexpected Threat: How German company Hetzner.de went even beyond Russian government censors

staff image

ARTICLE 19

23 Jun 2016

0 comments

Scroll down for the English language version of this post 

Угроза с неожиданной стороны: как в Петербурге немецкая компания Hetzner.de пошла дальше даже государственного цензора

В то время как АРТИКЛЬ 19 на этой неделеподнимает в Совете по правам человека Организации Объединенных Наций вопросы, связанные с угрозами, нависшими над цифровой свободой в России, Алиса Кустикова, шеф-редактор сайта независимой «Новой газеты» в Петербурге, рассказывает о тревожащей роле, которую негосударственные структуры, включая поставщиков услуг в информационно-коммуникационной сфере, играют в усилении цензуры в интернете.   

По итогам 2016 года Россия заняла в рейтинге стран по уровню свободы СМИ 148-е место. Эти данные ежегодно приводит организация «Репортеры без границ». Согласно же рейтингу свободы СМИ, приведенному Freedom House, ситуация обстоит даже печальней – страна набрала 83 балла, оказавшись в одной весовой категории с такими странами, как Эфиопия, Таджикистан и Йемен. Неплохое соседство, не правда ли?

Как выглядит несвобода СМИ в действии? Работа российского журналиста – это миллион оговорок и компромиссов, на которые сотрудники медиа соглашаются, лишь проскочить в бутылочное горлышко между желанием донести до аудитории правдивые факты и репрессивным законодательством. 

Роскомнадзор предупреждает!

Текущая ситуация такова, что несвобода в действии - это непрестанные звонки в редакцию чиновников Роскомнадзора – надзорного ведомства, который неусыпно следит за тем, чтобы медиа не выходили за узкие рамки дозволенного. 

Не публиковали данные о том, сколько русских солдат погибло в мирное время – это запрещено указом Владимира Путина. Не пропагандировали ЛГБТ – ценности, - за это изданию грозит штраф. Не сообщали об акциях, которые организаторы не посчитали нужным согласовывать с властью. Законом запрещено даже сообщать о фактах суицида. СМИ, которое рассказало о способе самоубийства и его причинах, рискует получить «предупреждение» от Роскомнадзора. «Предупреждение» - это своеобразная «желтая» карточка, которую медиа официально получает от надзорного ведомства. Две карточки, полученные в течение одного календарного года - и редакция отправляется на «скамейку запасных». Роскомнадзор по закону может через суд отозвать у редакции свидетельство о регистрации. Без него издание выходить в свет не может.

Запретов так много, что работа в медиа напоминает забег по минному полю. И с каждым днем запретов становится больше. Пока пишется этот текст, в силу, наверняка, вступил очередной закон, ограничивающий права журналистов.

Есть другая проблема – формулировки закона так размыты, что сказать наверняка, что вызовет негодование Роскомнадзора, нельзя. Взять хотя бы пример с теми же самыми суицидами - в законе черным по-белому написано, что публиковать запрещено «призывы к совершению самоубийства». Формулировка «причины совершения самоубийства» в законе не упоминаются вовсе. Что не мешает Роскомнадзору карать медиа за публикацию информации об этом. Конечно, такие решения можно попытаться оспорить в суде, но на это уходят месяцы. 

Вторая опасность – иски по защите, чести и достоинству, которые с легкой руки российских судов стали достигать астрономических размеров. Интересное совпадение – чаще других защищать свою честь в суде идут чиновники и представители бизнеса, связанные с российскими властями. Таким истцам чаще другим удается покорить русскую Фемиду. 

Уйти за кордон

Один из вариантов спасения – уйти в иностранную юрисдикцию, где перестают действовать российские законы. Или прибегнуть к услугам зарубежного хостера, который не «сдаст» медиа по запросу Роскомнадзора. Но этот лед, как выясняется, еще как хрупок. Насколько - редакции сайта «Новой газеты» в Петербурге пришлось почувствовать на себе.

Петербургское отделение «Новой газеты», где я работаю, существует с 1998 года. Это всего на пять лет меньше, чем московская редакция, известная своим лозунгом «У нас те же буквы, но другие слова». У нас и, правда, другие слова - издание не боится острых тем, о которых коллеги из других изданий предпочитают молчать. Мы пишем о случаях нарушения прав человека, коррупции, соблюдении политических свобод, экологии и сохранении архитектурного наследия.

В начале текущего года мы столкнулись с удивительной ситуацией, когда европейский хостер, предоставляющий услуги нашему сайту, без суда и следствия заблокировал наш сайт. Когда разгорелся скандал и об истории написали десятки российских СМИ, хостер отменил собственное решение, не посчитав должным даже принести редакции извинения.

Все началось с материала «Заболевание: взятка» о коррупции в государственном медицинском учреждении Петербурга, который был опубликован 24 декабря 2015 года. Мы рассказали в нем о врачах, которые на тот момент проходили обвиняемыми в получении взяток от пациентов.

А спустя две недели хостер - немецкая компанияHetzner.de уведомил нас о том, что ему пришла жалоба - анонимное письмо с требованием удалить статью. Разбираться в ситуации хостер не стал, потребовав нас ответить автору письма. Аноним утверждал, что в статье распространены «заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство и подрывающие репутацию» одного из врачей. В жалобе аноним 

обвинил редакцию в клевете и потребовал нас удалить текст. 

8 января Hetzner.de снова отправил нам письмо с требованием удалить материал с сайта. Мы ответили отказом. А утром 12 января доступ к сайту «Новой газеты в Петербурге» для читателей был закрыт - Hetzner.de заблокировал нас целиком. О блокировке написали десятки российских СМИ - мы благодарим коллег за это проявление солидарности. Днем того же дня блокировка сайта была снята – по всей видимости, представители Hetzner.de изучили протест, который наши юристы выслали в адрес немецкой компании. Возможно, свою роль сыграла публичность – многочисленные материалы в медиа.

В России запрещена блокировка СМИ на основании защиты чести и достоинства лица без решения суда. Даже Роскомнадзору, имеющему в своем арсенале возможность внесудебной блокировки онлайн ресурсов в соответствии с некоторыми законами, не под силу закрыть доступ к сайту по искам о защите чести и достоинства без судебного решения. Зато, как выяснилось, под силу компании Hetzner.de, которая готова закрыть доступ к СМИ без суда и следствия.

Мы написали письмо руководству Hetzner.de с требованием принести извинения нашей редакции за инцидент и провести корпоративную проверку. Ответа не последовало, хотя нам пришло подтверждение, что письмо было получено. Мы отказались от услуг Hetzner.de и нашли нового хостера. 

Инцидент исчерпан? Да. Но проблема остается актуальной для российских медиа. По нашей информации, подобный незаконный запрос со стороны иностранных хостеров об удалении журналистских материалов – отнюдь не единственный. А с тем, как давление репрессивных законов на медиа будет нарастать, вопрос о том, как компании трактуют понятие свободы слова, будет становиться все более актуальным. 

*** 

АРТИКЛЬ 19 недавно запустила интерактивную онлайн временную шкалу под названием «Цифровые права в России», в которой отражены наиболее важные изменения в законодательстве России, повлиявшие на свободу выражения мнений в интернете, начиная с 2010 года. Приводя более широкий контекст, в котором произошли данные изменения, временная шкала наглядно демонстрирует чрезмерные и реакционные попытки российских властей ограничить свободу слова в интернете, а также право граждан на получение информации. 

Для более детальной информации о работе АРТИКЛЬ 19 в сфере цифровых прав в России, пройдите по ссылке: www.article19.org/russia-digital-rights


 

As ARTICLE 19 raises the threats to digital freedom in Russia at the United Nations Human Rights Council this week, Alisa Kustikova, Editor-in-Chief of the St Petersburg edition of independent news site Novaya Gazeta, highlights the perturbing role that non-state actors, including ICT service providers, are increasingly playing in enforcing online censorship. 

As of 2016, Russia occupies the 148th position in the World Press Freedom Index, compiled annually by Reporters without Borders. According to media freedom rankings issued by Freedom House, the situation is even worse: the country is classed as ‘not free’ and is listed in the same category as Ethiopia, Tajikistan and Yemen. What wonderful classmates, right?  

What does this lack of media freedom in Russia look like in practice? The work of Russian journalists includes a million provisos and compromises which they have to accept in order to manage the difficult balance between a desire to provide their audience with relevant and truthful information and avoid being ensnared by repressive legislation. 

Warnings from Roskomnadzor

In an everyday reality, the lack of freedom for media outlets translates into constant phone calls from Roskomnadzor officials to editorial boards. Roskomnadzor is the media oversight agency, which incessantly makes sure that the media remain within the restrictive confines of the law. 

Russian media cannot not publish information about the deaths of Russian soldiers in peace time, as it is forbidden by a decree of Vladimir Putin. They cannot not promote LGBT rights, as publications may be fined for it. They cannot inform the public about mass events, if the organizers did not previously consider it necessary to get permission from the authorities. Legislation even prohibits publishing information about people who have committed suicide. A mass media outlet that talks about a way to commit suicide, or reasons for suicide, risks getting a “warning” from Roskomnadzor. Such a warning is a “yellow card” of sorts, which the media officially receives from the oversight agency. If two “cards” are received by a media outlet within one calendar year, it is “put on the bench”. Roskomnadzor according to the law may through court revoke the media’s registration certificate, which makes it impossible for it to publish materials.

With the number of prohibitions already in existence, working in the media is like navigating a minefield. Every day brings more limitations. While this text is being written, it is most likely that the next law limiting the rights of journalists is coming into force.

Yet there is another problem: the wording of the laws is so vague that it is impossible to state with certainty what might provoke the wrath of Roskomnadzor. Concerning suicides, for instance, the law clearly states that it is prohibited to publish “calls to commit suicide”. The phrase “causes for committing suicide” is not mentioned in the law at all, but it does not preclude Roskomnadzor from punishing media who published such information. Of course, it is possible to try and challenge these decisions of Roskomnadzor in court, but it takes months. 

Defamation lawsuits are another threat for the media, which, thanks to the Russian courts, have reached astronomic proportions. An interesting ‘coincidence’ is that most often defamation lawsuits are filed by state officials and businessmen connected with the Russian authorities. Such complainants are more often than others able to conquer the Russian Themis.  

Go abroad

One of the ways to escape the current situation is to move to a foreign jurisdiction, where Russian laws do not apply, or to use the services of a foreign website hosting provider, which should not “surrender” the media to requests from Roskomnadzor. Yet it seems it can still put media onto thin ice. The editorial board of Novaya Gazeta in Saint-Petersburg experienced this directly.

The Saint-Petersburg subdivision of Novaya Gazeta, where I work, has existed since 1998, just five years younger than the Moscow editorial board known for its motto, “We have the same letters but different words”. We do indeed have different words: the publication does not shy away from sensitive issues, which colleagues from other publications prefer not to cover. We write about violations of human rights, corruption, the curbing of political freedoms, environmental issues and the preservation of architectural heritage.

At the beginning of this year, we were faced with an unexpected situation, when a Europe-based hosting provider, acting without charge or court order, blocked our website. When the scandal broke out and dozens of Russian media wrote about the situation, the hosting provider reversed its decision, without even giving their apologies.

It began as the result of an article entitled “Disease: Bribe” uncovering corruption within a state medical institution in Saint-Petersburg, published on our site on 24 December 2015. In it, we wrote about doctors who, at that time, were accused of receiving bribes from their patients. 

Two weeks after the publication, our hosting provider, German company Hetzner.de, informed us that they had received a complaint: an anonymous letter demanding removal of the article. The hosting provider decided not to analyze the situation, insisting that we reply to the letter. The anonymous author claimed that the article distributes “information known to be false and discrediting honor, dignity and business reputation” about one of the doctors. The author of the complaint accused the editorial board of slander and demanded that the text be removed. 

On 8 January 2016, Hetzner.de again sent us a letter demanding that the text should be removed from the website. We refused. On the morning of 12 January, access to the website of Novaya Gazeta v Petersburg was closed: Hetzner.de had blocked the entire website. Information about this blocking was published by dozens of Russian media outlets. We thank our colleagues for this demonstration of solidarity. Later the same day the website was unblocked; it is likely that representatives of Hetzner.de studied the notice of appeal sent by our lawyers. Or possibly, the public attention brought by multiple media reports played its role.

In Russia, it is forbidden to block mass media on grounds of defamation without a court decision. Even Roskomnadzor, which does have extra-judicial powers to block online resources based on certain legislation, requires a court order in order to do so with regards to individual defamation cases. However, as we found out, it is within the powers of Hetzner.de, which is prepared to limit access to a media outlet without court ruling.

We wrote a letter to the leadership of Hetzner.de demanding that formal apologies should be made to the editorial board and an internal investigation initiated. No answer followed, even though we have received a confirmation that the letter was received. We have stopped using services of Hetzner.de and found a new hosting provider.  

Is the matter closed? Yes. But the problem continues to be relevant for the Russian media. According to our information such illegal demands from foreign hosting providers concerning removal of media content are not unique. While pressure from the repressive laws continues to mount, the issue of companies' own interpretations of freedom of speech will become more relevant. 

***

ARTICLE 19 recently launched an interactive online timeline“Digital Rights in Russia” documenting the significant changes to legislation in Russia affecting freedom of expression online since 2010. Illustrating the broader context in which this occurred, the timeline demonstrates the Russian authorities' increasingly reactive and excessive attempts to restrict online expression and the public's right to know. 

For more aboutARTICLE 19’s Digital Rights in Russia series see www.article19.org/russia-digital-rights 

0 comments

Login or register to add your voice.